Старая немецкая сказка, или игра в войну

Старая немецкая сказка, или игра в войну (страница 87)

 

видел раньше, – снизошел старлей  к Юрке, – сын Фон-барона.

 – Ужас какой… – прошептала мать и беспокойно взглянула на Юрку: хотела его, видимо, вновь отругать за прежнее, но промолчала.

 

Компания русских ребят – и Леонид с ними – не спеша шли по улочке.

Не сговариваясь, остановились и оглянулись на окна дома Эрвина.

Закадровый голос Юрки: «Все-таки он был, как ни крути, настоящим бойцом. Последним солдатом третьего рейха, - как сказал бы старлей. Нам было ясно: Эрвин сам покончил с собой. Вот когда он, наверно, понял, что война закончилась окончательно. Он понял, что Россия бесповоротно одержала победу, а он просто задержался во времени. И вынести этого не мог».

А из окна смотрел на них, застыв, его отец Фон-барон…

 

… На Рождество главная площадь города удивительно преобразилась. Появились высокая елка с игрушками, разноцветные домики-киоски с Санта-Клаусами, кукольными сценками с Божьей Матерью и с Младенцем Христом в яслях среди домашних животных.

Заработали разные аттракционы и карусель, их окружала общая временная ограда, и к проходу выстраивалось много людей.

Вот билетер пропустил без очереди какого-то немецкого мальчишку в советской шинели со звездными пуговицами.

Закадровый голос Юрки (продолжая): «А позже время стойких солдатиков прошло, появились не стойкие и не солдатские приспособленцы… Шинель немецкому мальчишке, вероятно, сшил какой-нибудь умный дядя – герр портной. Этот фриц в советской форме снимал за нас пенки победителей».

         А компанию наших мальчишек дюжий билетер не пропустил, как они ни

 
 
 
18 августа 2014 в 00:00:00
Просмотров: 17