Остальные люди («Агасфер»)

Книга Агасфер (страница 58)

 

С т а р ш и н а. а у меня такая история была. Я тогда пацаном еще был. Жили мы на Амуре, поселок Жуковка. А дядька мой, охотник, жил на охотничьей заимке. Очень я любил охотиться. Отец мне на день рождения ружье подарил.

М а р ф а. Жив он еще? 

С т а р ш и н а. Да куда там, если мне уже под пятьдесят.

М а р ф а. Не скажи. Моей бабушке скоро восемьдесят один стукнет.

С т а р ш и н а. Ну, подарил он мне ружье. Одноствольное, старенькое. Но настоящее. «Нам бы такое», – все пацаны завидовали.

М а р ф а. Мальчишки страсть как любят оружие: рогатки самоделят, луки, сабли деревянные. 

С т а р ш и н а. Будущие солдаты. Вашего брата в армию не призывают... Пошел я, значит, однажды осенью к дядьке. Полпути телега подвезла. Полпути, километров пятнадцать, пешком топал вдоль нашего Батюшки.

М а р ф а. Что за батюшки? 

С т а р ш и н а. У нас так Амур зовут: Амур-батюшка. И книжка такая есть. Читала?

М а р ф а. Я мало читаю. Почти никогда. А газеты – у нас каждую неделю политинформация, прямо на стройке. Моя самая любимая книга – «Хижина дяди Тома». Читала, плакала. Негров жалко. И чего они там, в Америке, мучаются?! Переезжали бы все к нам, мы бы приняли всех, мы их всегда защищаем. А места у нас найдется – Сибирь вон мало еще заселенная.

С т а р ш и н а (улыбаясь в усы). Померзнут они. 

М а р ф а. Тогда в Среднюю Азию.

С т а р ш и н а. А зачем? Не хотят они родину покидать.

М а р ф а. Какая ж им Америка – родина? Их родина в Африке.

С т а р ш и н а. Родина там, где родился. Пушкин тоже наполовину эфиоп, по отцу, генералу Ганнибалу, а ведь великий русский поэт!