Остальные люди («Агасфер»)

Книга Агасфер (страница 56)

 

Старик медленно просматривает все. На некоторых акварелях задерживает взгляд, берет листы в руки, внимательно разглядывает. И даже на одном трогает пальцем куст осоки цвета линялого хаки. Студент, как и Жорка, пристально смотрит на Старика, и тоже невольно волнуется... Старик сворачивает листы.

 

С т а р и к (тихо). Плохо.

Жорка косится на Сергея, тот оцепенело молчит. У Жорки дрожат руки...

            Ж о р к а. А ты хвалил...

Он берет акварели и резко разрывает.

 

            С т а р и к. Правильно. Жаль только куст осоки.

Ж о р к а. Чего жалеть...

С т а р и к. Не огорчайся, ты еще молодой. Раз рвать плохое умеешь, значит не все потеряно. «Бди», – как сказал Козьма Прутков. (Встрепенувшись) А у меня завтра день рождения.

Ж о р к а. День рождения?! 

С т а р и к. У всех молодых так: они удивляются. Детское восприятие дней рождений: у старых людей они не бывают, да? К сожалению, не в каждой семье празднуют дни рождения стариков, вообще как-то забывается, что и они, как все люди, в один – разъединственный день в году появились на свет...

Ж о р к а. И сколько же вам лет?

С т а р и к (смеется). Человеку столько лет, на сколько он себя чувствует. Я чувствую себя примерно на тысячу семьсот лет.  (Деловито) Будем отмечать?

Ж о р к а. Ага... Но денег нет!

С т а р и к. Деньги будут. Существуют два пути: наловить рыбу бреднем и продать за рубль килограмм, и пойти на товарную станцию. Я сегодня узнавал, они штраф за простои вагонов платят, соль пришла, а рук нету. Соль в мешках по сорок два кэгэ. 

С е р г е й. А сколько дадут за вагон?