Остальные люди («Агасфер»)

Книга Агасфер (страница 53)

 

Во двор входит Старик. «Я здесь!» – Он неимоверно «пузат», что-то несет за пазухой. Входит в сарай, выдергивает подол рубахи – вниз застучали яблоки и разбежались по сараю.

 

С е р г е й. Откуда дровишки?

С т а р и к. Из лесу вестимо. Свои. С личных плантаций... Честно говоря, хотел детство вспомнить. Самые вкусные яблоки – ворованные, как говорил кто-то из великих умов. Слазил в чей-то неприступный сад, штанину о колючую, в три ряда, проволоку, разодрал. Обозлился и натряс от души. Гляжу, дом какой-то странный... Подошел – окна досками заколочены. Деревни заброшенные я еще встречал, но чтоб в городе... Да-а, никакой радости от яблок эти не почувствовал. Не то, совсем не то, как в детстве. Постарел...

 

Жорка возвращается с миской, полной котлет, с огурцами и батоном хлеба. 

 

Ж о р к а. Подкрепляйтесь, генацвали.

С т а р и к. Я на станции поужинал. Хека заглотил. Четверг – рыбный день.

С е р г е й (присматриваясь к Жорке). Что ж, доставай «Бальзам».

Ж о р к а. Оля не велела. Я его выкинул. 

С е р г е й. Ну, и черт с ним.

С т а р и к. Запах какой – яблочный. У нас, на даче, всегда яблоками пахло. Наш сад славился яблоками. К нам на яблоки частенько сам Антон Павлович и знаменитейшая актриса, жена его, Книппер-Чехова приезжали. 

С е р г е й (недружелюбно). Уж так и приезжали... На электричке?

С т а р и к. На извозчике. Чехов пивал у нас чай, о Максиме Горьком рассказывал... Хорошо помню, хоть я совсем маленьким был. Однажды Чехов оттрепал меня, старика, за уши. Я очень хорошо помню ложечку, которой Чехов любил помешивать слабый чай. Ложечка была старинная, серебряная, с витой ручкой в виде виноградной лозы... Лопаточка ее слегка оплавлена от многих тысяч погружений в