Остальные люди («Агасфер»)

Книга Агасфер (страница 48)

 

С е р г е й (запоздало). Ну, во-первых, я не здесь родился, а в Икорце Верхнем, в 25-ти километрах отсюда.

О л я. Но ведь жил здесь все время. Родные, хорошо знакомые места.

С е р г е й. а во-вторых, потому и рад, что вырвался наконец отсюда, уж очень хорошо знакомые места. Я однажды шел под дождем, грязь... И подумал: неужели я здесь проторчу всю свою жизнь! Страшно стало... Ты не знаешь, КАК я учился! Только для того и учился, чтоб отсюда уехать! Удрать! Я на серебряную медаль закончил! 

О л я. Знаю. Там карточка твоя среди трех медалистов в коридоре школы висит.

Жорка возвращается, они сразу отворачиваются друг от друга. Тишина. По мосту «проезжают» желтые фары...

            О л я (Сергею). А что ты после МГУ делать будешь? В школе преподавать?

С е р г е й. У меня на десятилетку вперед все рассчитано. Филфак, аспирантура, статьи в серьезных журналах... А в перерывах – хобби: рецензии об искусстве для души. (Хмыкает, переходит на «легковесный тон», чтоб не подумали: хвастается). Затем кафедра, солидный труд, скажем, об О’Генри или Леониде Андрееве, выбирать – так незаезженных. 

Ж о р к а («поддакивая»). Авторитет, поездки за границу – в Шри Ланка, незаезженная страна.

О л я. А ты помолчал бы... (Сергею) А папе война помешала, он тоже очень талантливым был. Он о Зощенко такую работу написал, а потом, сами знаете, Зощенко вдруг разоблачили... Вот и пропала работа. А там уже и поздно стало – другие за папу написали...

Ж о р к а (хмыкнув). И то хорошо. Сумели.

О л я. А завтра вы... на реку пойдете?

Ж о р к а (быстро). Зайти? 

О л я (равнодушно). Заходите.

О л и н а  м а т ь (провозглашает с крыльца). Оля, домой!

О л я. Я сейчас! Еще минуточку!