Остальные люди («Агасфер»)

Книга Агасфер (страница 46)

 

Ж о р к а. Ему больше нравится «Рижский черный бальзам». От него голова две недели пухнет, его из угарного газа гонят или из клопомора. Он им друзей травит.

 

Жорка вынимает из-за пазухи бутылку «бальзама».

 

О л я (снова оглянувшись). Спрячь. Увидят. 

Ж о р к а. Как увидят, так и набегут – клянчить. Только к пустой прибегут. Знаю. Мы по-быстрому.

О л я. Пьяница ты, Жорка, у нас.

Ж о р к а. У тебя. Да, хочешь знать, я только пиво люблю. А этот «Бальзам» второй день туда-сюда таскаем. Нашла пьяницу!.. Не выбрасывать же. («Деловито»). ты где здесь стаканы прячешь?

О л я (язвительно). Нет стаканов! И не будет!

 

Жорка «уныло» прячет бутылку. 

 

Ж о р к а. Вот и опять сутки носить. (Сергею) Может, Старик попозже освоит?

С е р г е й. Он, кроме «Шампанского», ничего не пьет!

Ж о р к а. Точно. Он мен сегодня на реке говорил: «Я ничего не пью, окромя «Вдовы Клико!», так он «шампанское называет». Говорит, лучшая французская марка! «Я, – говорит, – как Айседора Дункан». И объяснил: вторая жена Есенина, знаменитая американская танцовщица. Она всегда босиком танцевала.

С е р г е й. Была такая...

Ж о р к а. А третья жена у него была?

С е р г е й. Внучка Льва Толстого. 

Ж о р к а. Одни знаменитости! (Оле) Не то, что ты у меня!

С е р г е й. Он от нее сбежал. У нее в доме только о великом деде и говорили!