Остальные люди («Агасфер»)

Книга Агасфер (страница 43)

 

О л и н а  м а т ь. Шелапутный ты, Георгий. Ну, мне с вами некогда (Уходя) И Олю недолго задерживайте. Ей к вступительным готовиться надо.

Ж о р к а. Ночью-то?

О л и н а  м а т ь. Раньше ляжет, раньше встанет. Первой пташке – зернышки, поздней – камешки.

Она закрывает за собой дверь.

 

Ж о р к а. Эти камешки в мой огород.

О л и н  о т е ц (Жорке). Эх, Потокин, Потокин...

Ж о р к а. Вы сейчас на Льва Толстого похожи. Жаль, бороды нету. Бороду вам, наверно, не разрешают завести...

О л и н  о т е ц (продолжая за него). ...семья и школа. Правильно. А вот ты мне одного парня напоминаешь... Я каждый год в Верхний Икорец на велосипеде езжу рыбу ловить, и всякий раз там, на одиноком хуторке, вижу молодого взрослеющего парня. Он всегда исправно подрезает тополь, этак высотой себе по пояс. Ну, тополь толстеет, и вверх расти не может. Я его как-то в шутку спросил: «В веник, – говорю, – стрижешь?» А он улыбается. «Не, – отвечает, – в пенек». – «Зачем?» – «А когда я выйду на пенсию, – отвечает, – я на ём в домино играть буду. Широкий выйдет». Вот это я понимаю есть у человека хоть какая-то цель в жизни, а у вас что? Юмор?

Ж о р к а (Сергею). Мораль: я – пенек, я не расту, и готовлюсь к пенсии, чтоб домино заколачивать!

О л и н  о т е ц. Понятливый. Учись, или работать поезжай: на БАМ, или КАМАЗ, да мало ли куда! Мир увидишь.

Ж о р к а. А сами-то? 

О л и н  о т е ц. Я пол-Европы повидал; и в войну и после. И к знанию рвался, педагогический техникум окончил, потом пединститут, когда уже с семьей был! А ты ни к чему не стремишься. Ты же хороший, неглупый парень.