Остальные люди («Агасфер»)

Книга Агасфер (страница 40)

 

Т е т к а. А вчера и было. У-у, я помню, как он меня на раме катал. Велосипед подпрыгивал на ухабах, а по песку не шел. Я очень хорошо помню его руки на блестящем-блестящем руле, в рыжих волосках... Я боялась упасть, на поворотах в стороны дергалась, а он тогда крепко-крепко сжимал меня локтями, – ну, точно обнимал.

С е р г е й. Я не спрашивал у тебя... Умер когда?

Т е т к а. Кулаки убили. Весь продотряд топорами порубили, а он часа два из школы отстреливался. То ли неодетый ушел туда из сараюшки, где спали, то ли его потом раздели... Босой был, в кальсонах... Лицо ужасное... И велосипед весь смятый, изувеченный. 

Тетка плачет, забирает альбом и уходит. Сергей сидит недвижно, молча. Приходят Жорка со Стариком. Старик ерошит редкие мокрые волосы. 

С т а р и к. Хорошо, когда река под боком!

С е р г е й (внезапно). А у меня деда... двоюродного... в Гражданскую убили. Раньше не нал, тетка сказала. Не дожил...

С т а р и к. Зато хоть маленькая кровиночка его в тебе, хоть он тебе и не впрямую родной. У каждого человека – отец, дед, прадед... Бесконечная череда жизни. И все отдают тому, кто идет после них, свой отрезок пути. Каждый идущий следом – богач, он не начинает дорогу сначала – это только кажется...

Ж о р к а. Верно, верно!.. 

С т а р и к. Путники вышли давно и идут в дальнюю даль, и тот, кто дал жизнь другому, не видит его до конца. Чтобы пройти эту дорогу, надо много жизней.

Ж о р к а (задумчиво). Как бы медленно ни жил человек, перед смертью он, наверно, ну обязательно поймет, что спешил. Да? (Неожиданно) Мне почему-то вдруг захотелось, чтоб у меня сын был, сейчас, сию минуту...

С е р г е й. Силен ты чужие мысли угадывать.