Остальные люди («Агасфер»)

Книга Агасфер (страница 4)

 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

КАРТИНА ПЕРВАЯ

 

Июльский вечер, еще не поздний, когда в слабых сумерках можно все четко различить. Двор, замкнутый с двух сторон двумя частными домами, один покрыт камышом, другой – бурым железом. Вдоль улочки – забор с калиткой и воротами. Дощатый сарай-навес, без передней стены. В сарае – стол, топчан и низкая табуретка, вместо другой – надутая автомобильная камера. На столе – горящая лампа под абажуром, старый приемник и какие-то журналы. Стены внутри сарая обклеены сплошь квадратными листами бумаги, скрепленными белыми рейками. Каждый квадрат немыслимо ярко разрисован: бармалейские глаза, усатые разбойники, закрученные хвосты комет, автомобильные фары, подсолнухи, солнца, луны, галактики... Кое-где из этих квадратных «ниш» испуганно выглядывают репродукции: красный конь Петрова-Водкина, узкие оконца Монмартра Утрилло, вратарь Дейнеки и даже мишки Шишкина. Над забором виден приземистый районный городок нечерноземной полосы России, петляющий по холмам; железная дорога, узкая речка, зажатая камышом, и деревянный мост. К противоположному берегу подступает дубовый лес, на пригорке стоит заброшенная церковь с погнутым крестом. 

На крыльце дома, крытого камышом, сидят сергеева тетка и «баба» Надежда. В калитку входят Жорка и Сергей. Они спорят...

 

Ж о р к а. ...Но ведь рано или поздно, через миллиарды лет, Земля вообще превратится в пыль, или какое-нибудь газовое облако! 

С е р г е й. Социологические исследования, кажется, во Франции, показали, что девяносто с чем-то процентов людей не думают о смысле жизни. Следовательно, его может и не быть, и человек сам его придумал, чтоб оправдать свое существование.

Т е т к а (с укоризной, но втайне гордясь, что у нее такой уже большой и умный племянник). Сережа, поздоровайся с Надеждой Павловной.

С е р г е й. Здравствуйте, баба Надежда.

Ж о р к а. Здравствуйте.