Остальные люди («Агасфер»)

Книга Агасфер (страница 35)

 

него какое-то особое назначение в мире и ему нельзя на Земле засиживаться! Чем скорее Земля станет непригодной для житья, тем скорее он ее покинет!

Ж о р к а. А потом то же самое и с другими планетами?

С е р г е й. А что! Может, Земля – это детство человечества. Ребенок и взрослый ведут себя по-разному.

Ж о р к а. Ребенок природу не уничтожает. Он ее любит.

С е р г е й. Еще как уничтожает! Ветки ломает, птичьи гнезда разоряет, из рогатки стреляет, муравьиные кучи разгребает! Слава Богу, ума у него пока еще мало, а как станет директором сахарного завода – тут тебе и даст на полную катушку! 

С т а р и к. А что если пойти от обратного? Земля – это старость, и человек – идет к детству?.. Бодяга какая-то получается...

С е р г е й (старику). Да вы хоть верите во все, что говорите?

С т а р и к. а почему бы и нет?! (Он пристально смотрит на репродукцию картины «Купание красного коня» Петрова-Водкина). Петрова-Водкина знаете? В Русском Музее картина висит, в Питере. Знаете?

С е р г е й (надменно). Где уж нам...

С т а р и к. Я его другом был.

 

Сергей и Жорка изумленно переглядываются.

 

Ж о р к а. Петрова-Водкина?

С т а р и к. Да. Я многих знал и знаю. «Купание красного коня» кум мне рисовал. (Задумчиво). У нас в доме, когда я еще мальчиком был, Шаляпин бывал! (Старик умолкает, наслаждаясь впечатлением). Я сам во МХАТе играл!

Ж о р к а (с уважительной робостью). А потом... почему?

С т а р и к (беззаботно). Я все бросил. Не подумайте, что выпивал. Нет-нет! У меня своя жизнь сложилась... Я по земле хожу, смотрю... Я долго не могу на одном месте, я спешащий путник. Мне бы заночевать и в путь. Я столького не видел. Какая деревня у вас поблизости?