Остальные люди («Агасфер»)

Книга Агасфер (страница 23)

 

Ж о р к а. Буду заканчивать танцы в десять.

О л я. Да ну тебя... Тебе тогда голову оторвут! Ты лучше приходи к нам завтра, в саду посиди. (Сергею). У нас хороший сад. Груши – скороспелки, большие уже. Падают, и об стол вдребезги! – мама там боится сидеть.

Ж о р к а. Это хорошо. Юмор.

О л я. Опять?

Ж о р к а. Склеп. 

О л я. Что – склеп?!

Ж о р к а. Могила. Это вот у них так в университете говорят: склеп – значит могила.

С е р г е й. А я вашего отца хорошо знаю. Он у нас литературу преподавал. Он меня помнит, пятерки ставил.

О л я. Да? А мне больше четверки никогда.

Ж о р к а. Чтоб не разводить семейственность. Это я вам как воспитатель заявляю.

На площадке уже танцуют несколько пар, среди них – Марфа со 2-м солдатом – «воронежцем».

О л я. Просто он знал: что я знаю, а что – нет. Он меня еще дома, до уроков, проверял.

Ж о р к а. Хорошо, что он не все школьные предметы преподавал.

С е р г е й (Оле). Потанцуем?

Оля кивает, они выходят. Жорка, нахмурившись, ставит новую пластинку. Звучит полька. Никто не танцует. Сергей возвращается в радиобудку.

С е р г е й. Ты что?

Ж о р к а. Вот! (Тычет пальцем в листок на стене). Список танцев, утвержденный отделом культуры: каждый второй танец должен быть народным. Как то: кадриль, краковяк, полонез...

С е р г е й. С каких это пор «полонез» стал народным? Дворянский танец.