Остальные люди («Агасфер»)

Книга Агасфер (страница 20)

 

С е р г е й. Молча.

Ж о р к а (ревниво приятелям). Валите на танцы. Ко мне друг пришел. 

 

Приятели, не обижаясь, выходят через вторую дверь на танцплощадку.

 

Ж о р к а (продолжая расстраиваться). Не зашел... Я из-за тебя весь день на работе проторчал! Если бы ты меня разбудил, я не торчал бы, чуешь?!

С е р г е й. Просто, как Колумбово яйцо.

Ж о р к а. А-а... Он яйцо стоймя поставил, тюкнул об стол и поставил.

С е р г е й. Так любой бы дурак смог. 

Ж о р к а. Вот он и смог. Юмор Колумба.

С е р г е й. Мог бы придумать пооригинальней: раскрутить яйцо стоймя. Когда яйцо вращается, оно не стоит!

Ж о р к а. Если вареное. Да здравствует вареное Колумбово яйцо! (Он закрывает дверь на танцплощадку). Выпить хочешь?

С е р г е й. А есть?

Ж о р к а (уверенно). Есть. (И трогает слегка выпирающий бок Сергеевой куртки. Хохочет). Тетка твоя всегда говорила: я хитрый. Я сразу заметил, как ты вошел: пьянству – бой! (Он опять хохочет).

С е р г е й. Черт!

Ж о р к а (хвастливо). Ну! Низвергнут или поднесут?

Рывком усаживает Сергея на садовую скамейку, стоящую в будке. Извлекает из шкапчика стаканы. Сергей вынимает из кармана глиняную посудину. Жорка разглядывает необычную бутылку.

Ж о р к а. А что там, внутри?

С е р г е й. «Рижский черный бальзам». На станции достал.

Ж о р к а. Ты льешь бальзам на мои раны! (Он стремительно нажимает на клавишу приемника, и «Маяк» гремит на всю танцплощадку). Видал? С ходу работает,